Реклама

Картошка дороже банана: почему москвичи покупают продукты по двойной цене

И этo при тoм, чтo бeлoкoчaннaя кaпустa, сoглaснo свoдкaм Рoсстaтa, — aбсoлютный лидeр пoдoрoжaния: в срeднeм пo стрaнe зa пeрвoe пoлугoдиe oнa пoдoрoжaлa пoчти нa 200%. Сeйчaс кругoм изoбилиe, нo дикий рaзбрoс цeн, впoлнe возможно, снова заставит людей отправляться на электричках за доступной едой. Незначительные скидки возможны, но только ближе к концу воскресенья, когда ярмаркам уже пора сворачиваться. Они скупают у настоящих фермеров их продукцию и реализуют ее по завышенной цене». Продавцы говорят, что начинали они торговать с 50–55 рублей. Так что уже можно констатировать сезонное снижение цен. Небольшие кочаны капусты из Воронежа продаются по 40 рублей за 1 кг. А теперь посмотрим на ценники ярмарки выходного дня в столице. У крупных агрохолдингов больше возможностей, соответственно, и цена ниже. фото: Евгений Семенов

Корреспондент «МК» отправился на местный рынок одного подмосковного городка (40 км севернее столицы). Клубника — 350–380 рублей, картофель — 65–80 рублей, капуста и морковь — по 65, томаты — 200–250, огурцы — 110. Ростовские помидоры — 130, а самые дорогие — желтые — по 200. Сколько же они накручивают! Елена Тюрина, генеральный директор Института аграрного маркетинга, со своей стороны считает, что настоящие фермерские продукты вполне могут стоить недешево, так как они более высокого качества и экологически чистые. Их себестоимость выше, в том числе и по причине присутствия в производстве ручного труда. На самом деле настоящему фермеру выгодно все быстро распродать и вернуться домой. Электрички, на которых народ перевозил съестное, вошли в историю как «колбасные». В советские времена тотального дефицита жители ближнего и дальнего Подмосковья, как правило, закупали продукты питания в столице. Картошка дороже бананов!» Мнение столичных пенсионерок вполне разделяет Дмитрий Янин, председатель правления Международной конфедерации обществ потребителей: «Для потребителя цены очень высокие, ему явно приходится переплачивать». Бабушки-старушки, проходя мимо фермерских прилавков, в выражениях не стесняются: «С ума сойти, какие цены! Ростовский зеленый перец на нашем рынке также подешевел — со 120 до 100 рублей. Комментировать тут нечего — достаточно сравнить с ценами на прилавках… Только вот двигаться они теперь будут в обратном направлении — из столицы в область, а сами такие поезда, видимо, назовут «овощными». Но эти законодательные новации — дело будущего, да и они не дадут 100-процентной гарантии потребителю. Ну а псевдофермеры готовы целыми днями сидеть над чужой картошкой по 65 рублей за кило в ожидании богатеньких покупателей. За месяц они не потеряли ни рубля. Под видом фермеров, которые съезжаются в столицу утром в пятницу на такие ярмарки, подчас скрываются перекупщики. Задачу отделить фермерскую продукцию от прочей призвана решить обязательная сертификация, а также принятие закона об органической продукции». Таким образом и формируется цепочка «накруток», которые взвинчивают цены по меньшей мере вдвое. Цены радуют своей доступностью, продукция — свежестью и насыщенностью солнцем. Похоже, что этим овощам никакое сезонное снижение цен не грозит. Краснодарская картошка продается по 30 рублей, узбекский лук — 40, азербайджанская морковь — 60. Одна партия может действительно соответствовать высокому фермерскому уровню с необходимым сертификатом, ну а другие — уже нет. Кирилл Лашин, главный аналитик Национального плодоовощного союза, более конкретен в оценке: «Объяснить такую дороговизну можно лишь одним. Для иллюстрации этого тезиса Лашин привел закупочные цены двухнедельной давности: на картофель — 17 рублей за 1 кг, морковь — 16, капусту с луком — 15, свеклу — 12. Главная проблема, по мнению эксперта, состоит в другом: «Подчас продукция, продаваемая как фермерская, не является таковой, а замещается все теми же агрохолдингами или даже импортом. На небольшой площади — грунтовое изобилие, разнообразное по своей географии: от юга России до республик бывшего СССР.

Комментарии запрещены.